Кучеренко: как власть вместе с «Нафтогазом» провалили «рынок газа» в Украине

Кучеренко: как власть вместе с «Нафтогазом» провалили «рынок газа» в Украине
Кучеренко: как власть вместе с «Нафтогазом» провалили «рынок газа» в Украине

Отопительный период в этом году показал полную неготовность правительства к открытию рынка природного газа для бытовых потребителей.

Учитывая резкое возрастание цены на газ в отопительный период и массовое недовольство и протесты населения, Кабинет министров прибегнул к прямому регулированию цен. На фоне истерических заявлений о злоупотреблении монопольным положением региональных газовых компаний, принадлежащих одному украино-австрийскому олигарху, которые выставили завышенные цены на газ, правительство не нашло ничего лучшего, чем в рамках действующего с 1 августа 2020 года и открытого этим же правительством рынка природного газа приказать всем поставщикам поставлять газ по предельной цене в 6 грн 99 коп. за кубометр (с НДС).

Комичным при этом выглядит то, что все поставщики в рамках якобы открытого (конкурентного) рынка обязаны реализовывать природный газ для бытовых нужд населения по цене 6,99 грн за кубометр, а государственная НАК «Нафтогаз Украины» в пределах закрытого (неконкурентного) рынка имеет право реализовывать газ для нужд централизованного отопления населения по цене 8,2 грн за кубометр. То есть, согласно решениям правительства, любой независимый поставщик газа для населения должен в отопительный период реализовывать газ по розничной цене, которая на 17%, или на 1,21 грн за кубометр, меньше оптовой цены «Нафтогаза» для нужд централизованного отопления.

Задать вопрос «почему оптовая цена для нужд населения на монопольном рынке должна быть больше розничной цены на открытом рынке?» просто некому. Соглашусь с точной и лаконичной характеристикой Виталия Чепиноги, что «нынешнее время — время тотального краха профессионализма и мастерства; торжество дилетантизма, безвкусицы и невежества…»

На фоне этого невероятно бездарными выглядят недавние попытки отдельных топ-менеджеров НАК объяснить украинцам, что такое монополизм и почему «Нафтогаз» не является монополистом на оптовом и розничном рынке газа.

15 марта 2021 года информационное агентство «Интерфакс-Украина» опубликовало статью топ-менеджера из Нидерландов и главного исполнительного директора по трансформации Группы «Нафтогаз» Отто Ватерландера, который в недалеком прошлом был старшим партнёром в McKinsey&Company.

Отто Ватерландер

Отто Ватерландер

Случайно ли Отто Ватерландер из McKinsey&Company попал в государственную украинскую нефтегазовую компанию? Думаю, нет.

Стоит напомнить некоторые отношения «Нафтогаза» с указанной компанией:

  • 3 сентября 2018 года АО «Укргаздобыча» заключило соглашение с ООО «Маккинзи и Компания Украина» о консалтинговых услугах на 2,12 млн евро по обновлению стратегии УГВ. Закупку осуществили без аукциона из-за отсутствия конкуренции;
  • 26 апреля 2019 года АО «Укргаздобыча» заключило соглашение с ООО «Маккинзи и Компания Украина» о консалтинговых услугах на 2,02 млн евро, или 64,02 млн грн, об обновлении корпоративной стратегии. Закупку осуществили без аукциона из-за отсутствия конкуренции;
  • 13 мая 2019 года АО «НАК «Нафтогаз Украины» заключило соглашение на 687 тыс. евро, или 20,22 млн грн, с компанией Naftogaz Trading Europe AG (Швейцария) о праве пользования отчетностью, подготовленной McKinsey&Company, о трансформации организации «Нафтогаза». Закупку осуществили без аукциона из-за отсутствия конкуренции;
  • 4 июня 2019 года АО «Укргаздобыча» заключило соглашение на 3,65 млн евро, или 110,11 млн грн, с компанией Naftogaz Trading Europe AG (Швейцария) о праве пользования отчетностью, подготовленной McKinsey&Company, о трансформации организации «Нафтогаза». Закупку осуществили без аукциона из-за отсутствия конкуренции;
  • 15 августа 2019 года АО «Укргаздобыча» заключило соглашение с ООО «Маккинзи и Компания Украина» о консультационных услугах на 1,64 млн евро, или 47,60 млн грн, направленных на трансформацию организации. Закупку осуществили без аукциона из-за отсутствия конкуренции.
В течение года по этим консультативным договорам компания McKinsey, в которой Отто Ватерландер был старшим партнёром, получила от «Нафтогаза» около 300 млн₴ При этом соглашения заключались без проведения аукционов, поскольку, по обоснованию самого «Нафтогаза», у ООО «Маккинзи и Компания Украина» просто не было конкурентов! Естественно, соглашения были заключены через систему ProZorro.

Иностранные консультанты по вопросам трансформации, у которых нет конкурентов? Серьёзно? И все это через ProZorro?

О качестве и эффективности указанных заключённых договоров и речи быть не может, ведь, похоже, никакой успешной стратегии АО «Укргаздобыча» не существует. Вместо этого — полный провал программы добычи газа под названием «Стратегия 20/20». В 2016 году именно компания McKinsey подтверждала возможность достижения целей Стратегии 20/20 по обеспечению добычи 20 млрд кубометров в 2020 году! Но закончился 2020-й, а объёмы добычи газа «Укргаздобычи» не только не увеличились, а наоборот, упали до рекордного минимума — 14,15 млрд кубометров. Но никакой ответственности не наступило.

Что касается соглашений о праве «Нафтогаза» пользоваться отчетами своей дочерней компании, подготовленными McKinsey&Company, то указанные соглашения об «интеллектуальной собственности» давно должны были стать предметом рассмотрения соответствующих компетентных органов.

Но вместо этого человека, причастного к указанным договорам, назначают на должность топ-менеджера «Нафтогаза», и теперь этот иностранный специалист представляет уже новую стратегию этой госкомпании и объясняет украинцам, что и на вербе могут расти бананы, то есть «Нафтогаз» не является монополистом на рынке газа. И объясняется это якобы тем, что объёмы потребления газа в Украине составляют только 6–7% от объёмов европейского рынка, а «Нафтогаз», поставляя около половины украинского объёма газа, владеет лишь 3-процентной долей рынка в Европе. То есть серьёзный иностранный специалист решил, что он в Украине без каких-либо угрызений совести может рассказывать аборигенам о том, что они (аборигены) абсолютно здоровы, ведь средняя температура по больнице составляет 36,6 градусов.

Можно ли верить словам потенциального монополиста о том, что он не монополист? Конечно, нет. Для этого существуют соответствующие учреждения как в Украине, так и в ЕС. О чём говорят такие учреждения?

В письме Антимонопольного комитета Украины от 13 ноября 2020 года №128-08/1-15570 за подписью его главы Ольги Пищанской к премьер-министру Денису Шмыгалю подчеркивается, что НАК «Нафтогаз Украины» и связанные с ней лица имеют признаки монопольного (доминирующего) положения на общегосударственном рынке первичной реализации природного газа. При этом наличие у Группы «Нафтогаз» доступа к ресурсу АО «Укргаздобыча», составляющему около 70% от общего объёма ресурса природного газа отечественной добычи, может предоставлять Группе «Нафтогаз» дополнительные конкурентные преимущества на рынке поставок природного газа и приводить к искажению конкуренции на соответствующем рынке.

В решении Антимонопольного комитета Украины от 24 декабря 2020 года по делу №128-25/ 20-ЕК о концентрации в виде получения «Нафтогазом» в собственность доли в уставном капитале ООО «Надра Юзовская» указано (в пункте 44), что НАК «Нафтогаз Украины» с учетом отношений контроля имеет признаки монопольного (доминирующего) положения на рынках природного газа. А также отмечается, что приобретение «Нафтогазом» ООО «Надра Юзовская» может обеспечить госкомпании добычу природного газа в объёмах, которые будут превышать 60% объёма природного газа, потребленного в Украине, что, в свою очередь, существенно ограничит конкуренцию на рынках газа. В этом решении АМКУ обязал «Нафтогаз» реализовывать через биржу природный газ собственной добычи в объёме не менее 15%.
Европейское Энергетическое сообщество в позиционном документе по вопросам проектирования рынка газа в Украине от ноября 2020 года отмечает, что ««Нафтогаз» и его дочернее предприятие в 2019–2020 годах занимали/занимают монопольное (доминирующее) положение на оптовом и розничном рынках природного газа благодаря высоким долям рынка и привилегированному доступу к национальной добыче газа». Согласно расчетам Энергетического сообщества, в 2019 году доля рынка «Нафтогаза» составляла 60% среди всего ресурса газа в стране.

Уверен, что иностранный топ-чиновник «Нафтогаза» весьма хорошо осведомлен о вышеупомянутых документах АМКУ и секретариата ЕЭС, прямо указывающих на монопольное положение НАК «Нафтогаз Украины», но он никоим образом не упоминает и не комментирует эти документы. Ведь спорить на профессиональном уровне для него, по-видимому, сложно.


Источник: “http://antikor.com.ua/articles/448505-kucherenko_kak_vlastj_vmeste_s_naftogazom_provalili_rynok_gaza_v_ukraine”